Neuen Kriegsgefangenenfriedhof Шталаг IID Stargard / Pommern

Пропавшее кладбище советских военнопленных

Введение

Лагерь для военнопленных Шталаг IIД Старгард – /Pomm. – это был лагерь многонациональный. Останавливались в нём военнопленные из почти всех армий, борющихся против гитлеровской Германии. Можно сказать, лагерь, каких много было на территории тогдашней III Рейха. Скрывает он тайну. Тайна затерянного кладбища для советских военнопленных „Neuen Kriegsgefangenenfriedhof”. Никто до сих пор не знал, что такое кладбище здесь существовало, никто не знал, какое было его название, а его местоположение было неизвестнoе.

Знали о нём только те, которые на нём покоились. Те застреленные, избитые на смерть.Те, которые умирали в муках, крайне истощенные голодом. Убили их немцы, а свои приговорили одним приказом И.В.Сталина на забытие. Память о них исчезла. Лишено их жизни, лишено чести, а Родина их вытеснилась. Я считаю, что необходимо восстановить память о них, вернуть им самобытность, вернуть честь и похоронить, как людей.

Смерть повсюду такая же, кровь имеет тот же цвет, а слёзы матерей имеют одинаковое значение. Не нужно ни в один способ поделиться. Это моё мнение как человека. Свои поиски я опирал на базe данных OBD-Memorial, архивах, фрагментов в литературе темы, касающиеся попыток обозначения расположения мест захоронений советских военнопленных. В 2009-2013 годах, я вел переписку с бывшим советским военнопленным Шталагa IIД святой памяти Олегом Марута – Сукало Краснопольским (1914-2013). Его отношения и советы были для меня вдохновением и в значительной степени способствовали определению из-за меня расположения этого кладбища. Благодаря его отношениям в качестве очевидца, было сделано описание обработки советских военнопленных и условий, в которых пришлось им жить и умирать в Шталаг IIД. Только небольшой фрагмент этого содержится в этой статье.

Криегсгефангененлагер Stargard / Pommern I-я Мировая Война

Лагерь для военнопленных Кгф.Лагерь Stargard/Pом. (Gefangenenlager № -17) был расположен на северной окраине города, при улице Torfmoorweg – нынешняя ул. Реймонта. Объекты лагеря были расположены непосредственно за территорией нынешнего Международного Военного Кладбища (далее МВК) при ул. Реймонта. МВК был местом последнего покоя военнопленных этого лагеря, разных национальностей из армий воюющих против кайзеровским немцам, между прочим: русских, сербов, румын. Русские военнопленные составляли большинство умерших, похороненных на этом кладбище, называемом из-за этого Руссенфриедгоф (Russenfriedhof)

Stalag IID II-я Мировая Война

Лагерь для военнопленных Шталаг IIД Stargard /Pommern (Kriegsgefangenen Mannschaftsstammlager II D Stargard in Pommern) был создан на западной окраине города на рубеже августа и сентября 1939 года. До 19-го числа октября 1939 года функционировал как временный лагерь под названием „Дулаг Л ”(Durchgangs Kriegsgefangenenlager L Старгард/Пом). Он был одним из многих лагерей на территории II-го Военного Округа Вермахта (далее II ВО). Был построен на участке гарнизонного полигона (нем. Exerzier Platz), расположен в западной части города, между ул. Щецинска (Stettinerstrasse) и ал. Жолнежа (Scharnhorststrasse).

Он был предназначен для потребностей военной кампании против Польши. В начальный период польские военнопленные были размещены в больших палатках, где единственными кирпичными объектами были столовая, лазарет баня и общественная уборная. В последние месяцы были построены деревянные бараки, а позже (от 1940г.) кирпичные бараки (фот. 1). ​В 1939 г создано в Старгарде больницу для военнопленных, Криегсгефангенень Лазарет II (Кriegsgefangenen Lazarett II), известную также как „Reserve Lazarett II”. Она находилась при ул. Schröderstraße , в настоящее время это зданиe Начальной Школы № 3 и Гимназии № 2. на ул. Б. Лимановского. Караульную службу в лагере обеспечивали подразделения: 980 Landesschützen-Bataillon, который в различные периоды времени пополняли в службе , 982 Landesschützen-Bataillon и 271 Landesschützen-Bataillon (Landesschützen-Bataillon-Батальоны Национальных Стрелков).

Советские пленные

22 июня 1941 после нападения гитлеровской Германии на Советский Союз, на территории III Рейха, массово начали попадать пленные из разбитых подразделений Красной Армии. В Шталаг IIД Stargard/Pom. советские военнопленные начали прибывать только в начале осени 1941 года. Шталаг IIД был предназначен для рядовых и унтер-офицеров, однако, находились здесь как офицерские кадры, так и интернированные мирные жители. Вновь прибывших знакомились с лагерными правилами. Основой была команда „Ахтунг”, на которую, независимо от времени дня и ночи пленный был обязан немедленнo вскочить на ноги и стать по команде „смирно!”. За её вялое исполнение, все получали палками. Немцы предупредили пленных, что если кто-то появится ночью вне барака, его тут же часовый пристрелят без предупреждения. Нарушение затемнения (verdunkelung) грозит мгновенным огнём по бараке из всех сторожевых вышек. После такого „приветствия” пленных поселили в деревянных бараках, стоящих на полуметровых опорах. Установлены они были на месте из готовых сборных элементов. Оборудование барака составлялись деревянные двухъярусные нары (койки). Спать служил бумажный матрас, наполненный соломой или нарезанной бумагой, а для обогрева служила расположенная в центре чугунная печка типа „коза”. Декор дополняется ведро для экскрементов называемое „параша”. Летом в бараках этих было невыносимо жарко, а осенью и зимой царил пронзительный холод. Зимой выдавали на барак по два ведра брикетов в сутки. Немцы заботились о гигиену военнопленных, проводились регулярные уничтожения вшей. Пленные получили также мыло и зубную пасту. Заботились о чистоте казарм и туалетов. Даже за небольшой беспорядок в туалете или бани, можно было быть избитым на смерть.

Голод, болезни и „лагерная полиция”

B этом лагере cамой большой проблемой было, однако, крайне недостаточное питание. Мало того, что паёк были голодовым, эти советские пленные были ограбленными с пищей через лагерных подлецов, называемых “лагерная полиция”. В лагерном жаргоне пленные называли их „полицаями”. Они были набраны в основном из числа уголовного элемента, являющегося в рядах пленных. „Полицай” получал повязку на рукав и дубовой палку в руку, называемой „ дубинка ” и почти неограниченную власть, становясь хозяином жизни и смерти товарищей тяжелой участии. Изменили они жизнь военнопленных в ад, подобного тому из Концлагеря (Konzentrationslager). Пленные ненавидели их больше, чем немцев. Обкрадывание из пищи через “полицаев” в отношении бывшего узника этого лагеря, военветврача1 3-го ранга Олега Маруты Сукало-Краснопольского выглядело следующим образом: „С первого дня пребывания в Шталаге для пленных стало очевидным, что наступила настоящая полоса голода: в баланде была только вода и брюква, а буханка солдатского хлеба выдавалась одна на десять человек, то есть 100 граммов хлеба в день. Но и эта порция не полностью доходила до пленного: бачок с „приварком”, или „баландой”2, как пленные называли, полагающийся на обед суп дневальные под командой полицая приносили его с кухни в барак, принимал старший по бараку полицейский, вооруженный черпаком. И он вычерпывал из бачка всё, что там могло появиться съедобного: картофелина, морковка или кость, в другой бачок для полицаев и их свиты. Для простых пленных оставалась только вода и брюква. Кроме всего, из общего бачка, отливалось для полицаев несколько больших котелков („баянов”)3, как их называли пленные – фот.2), для последующей их продажи пленным в обмен на „пайку”4 хлеба и на какие-либо предметы, которые могли сохраниться у пленных и быть пригодными для продажи солдатам или сбыта за проволоку в городе. Вскоре у пленных пропала последняя надежда на возможное избавление от голодной смерти в лагере.

Как заявил Олег: пребывание в Шталаг IIД это были для него „самые страшные месяцы, во время целого его плена. Все мысли были сосредоточены только на этом, как получить что-нибудь поесть, чем можно было бы наполнить вечно пустой желудок. Чувство голода было наибольшим психическим мучением для военнопленных”.

Ну и что из того, что в Шталаг IIД заботились о гигиене, когда одновременно немцы не забывали морить советских военнопленных голодом, заставляя при этом работать сверх сил, будь то в лагере или в подчиненных ему Акдо (Arbeitskommando). Следствием этого был лавинный рост заболеваемости а том самом, резко возросла смертность. Советские военнопленные принимаются на учётный состав военнопленных Шталагa IIД в подавляющем большинстве в Персолналькарте I (Personalkarte I), обладали запись: gesund – здоровый, 3-4 месяца позже умирали. Наиболее частыми причинами смертности среди советских военнопленных Шталага IIД, были поочерёдно: общее истощение организма, кишечный катар, воспаление лёгких, туберкулёз, тиф и другие. Были тоже одиночные случаи малярии.

Пленные умирали тихо, по ночам в бараках, в Ресервелазаретт (Reservelazarett II), в Лагерревиер (Lagerrevier), и бараке 11B („капут коммандо”5). Случалось, что и во время „смотра” на плацe, пленные умирали в строю. Это стало привычным, но это не была смерть от тифа, а последствие голода, безнадёжности и насилия со стороны полицаев ,или от каких-либо болезней вроде простуды, от которых в нормальных условиях люди не умирают. После лагеря сновались тени людей, которые последними силами тянут свои ноги обуты в „колодки”6. Шли на призыв. Для многих из них, последний. (фото 3).

Смерть собирала свою жертву также из-за бесчеловечного обращения немцев и произвeла „полицаев”, которые по малейшему поводу, избивали дубинкой своих товарищей тяжелой участии. Если произошло избиение пленного со смертельным исходом, заносили в карту „Todesursache unbekannt” – причина смерти неизвестна. Таких случаев в 1941 году было 76. Следует категорично сказать, что обкрадывание, мучение и избитьия советских военнопленных через „полицаев” происходили с ведома и согласия немцев.

Иногда больше шансов выжить советскому военнопленному создавало пребывание во внешнем Arbeitskommando (далее Akdo), oсобенно если попали они на хорошего бауэра и вахмана, потому что и такие среди немцев были. Такое „счастье” имел Олег, который попал в Akdo Sophienhof (фото 4). Ожил и выжил, а был уже „доходягам”7 в пути к „капут коммандо”.

Neuen Kriegsgefangenenfriedhof

Можно бы здесь подумать, что заскочило комендатуру лагеря количество советских военнопленных, что вызывало определённые логистические трудности, с защитой основного существования военнопленного Шталага IIД.

Но это неправда.

Умышленно не обеспечено того, что необходимо для жизни. Полностью отдавая себе отчёт в том, что последствием недостаточного питания будет высокая смертность. Только в одном месяце, немцы похоронили на старом Руссенфриедгоф (Russenfriedhof) 120 (!) советских военнопленных, которые есть в моeм поименном списке (вместе 139). В этой ситуации очевидным стало то, что старый Russenfriedhof не сможет поместить трупов тех, которых заранее немцы приговорили на медленную смерть от голода и болезни. Быстро принято решение о создании Нового Военного Кладбища.

На участке гарнизонного полигона (Exerzierplatz) выделено территории в форме круга и площадью около 1 га. По его параметру былo посаженo 20 шт. деревьев, которые определили его границы. Подъезд на Новое Военное Кладбище, обеспечила старая грунтовая дорога (фото 5), ведущая к расположенной на западном краю гарнизонного полигона д. Липник (нем. Линденберг). Новое Военное Кладбище было центрально расположено в ходе этого пути, через это была бы она дорогой только до него (фото 6). Поэтому надо было изменить её ход и сделать обхождение на северной стороне кладбища. Уже за кладбищем обратно соединено её со старым ходом дороги.

Neuen Kriegsgefangenenfriedhof (фото 7)был предназначен для захоронения только военнопленных, но в списках погребенных, встречаются также и интернированныe мирныe жители. Умершые военнопленные были из разных лагерей II ВО. Возникало это из-за большого количества Акдо подведомственных Шталагy IIД, которых личные составы дополнено пленными из других лагерей.

Первым похороненным на Новом Военном Кладбище был ряд. Голицын Евстафий Андреевич лагерный номер: 2373 – умерший 02.10.1941r. Здесь следует отметить, что ещё весь октябрь 1941 года, параллельно хоронили умерших советских военнопленных, на старом Russenfriedhof. После этого периода были еще спорадические случаи захоронений на этом кладбище.

На Neuen Kriegsgefangenenfriedhof захоронения проводились в течение всего периода войны. Конечно, здесь нет речи о похоронах соответствующий с военном церемониалом, который иногда немцы обеспечивали умершим военнопленным из западных стран. Процедура „похоронная” была здесь максимально упрощена. Каждое утро, под наблюдением вахмана специальные коммандо военнопленных, тащя за дышло тяжелую телегу рассчитанную на две лошади, совершали обход бараков, из которых выносили трупы умерших ночью советских военнопленных. Тела укладывали перед бараком, затем вахман отламывал часть „бирки”8. Потом трупы укладывали на телегу и отвозили за территорию лагеря. В соответствии с документацией лагеря, между октябрем и декабрем 1941, умерло 973 пленных, то есть 324 человека в месяц! В 1942 r умерло 1077 пленных, что даёт 89 умерших в месяц. Neuen Kriegsgefangenenfriedhof заполнялся в быстром темпе. (фото 8).

C 1943 годa смертность начала снижаться и составила соответственно: 492 военнопленных в 1943 году, в том числе 26 офицеров (41 человек в месяц) и 129 военнопленных, в 1944 г. – 10 человек в месяц9. За 1945 год нет документации.

Эвакуация Военнопленных Шталага IIД и занятие его Красной Армией


Перед лицом быстро приближающей Красной Армии к Старгарду, распоряжено эвакуировать Шталаг IIД. Первый её этап начался 29 января, а следующий 2 февраля 1945 г. В этом же моменте началось самобытное затирание следов после Нойен Криегсгефангененфриедгоф. Лагерь военнопленных Шталаг IIД до момента занятия Старгарда Красной Армией был использован в качестве этапового пункта, движущихся на запад групп пленных из других лагерей. 5 марта 1945 Старгард был захвачен силами 61-й Армии (ген. П. А. Белов), 2-й Гв. Танковой Армии (ген. С. И. Богданов), а также единиц с 65 Армии (ген. П. И. Батов) из состава 1-го Белорусского Фронта. Территорию бывшего лагеря военнопленных Шталага IIД, заняли полевые госпитали Красной Армии: 131ХППГ, 4717 ХППГ10 , 4256 ИГ 10a из состава 112 ПЕП11, и 5139 ХППГ, 4319 ХППГ и 192 ППГ, из состава 205 ПЕП 65А. На потребности захоронений умерших в этих госпиталях советских солдат, устроили полевое Военное Кладбище, которое находилось со стороны главных въездных ворот в лагерь, при нынешней Ал. Жолнежа (фото 9).

Это важная информация, поскольку показывает, что Красная Армия вообще не использовала для этих целей территории Военного Кладбища „Neuen Kriegsgefangenenfriedhof”.

На мой взгляд, причины удаления из коллективного сознания существования <<Нойен Kgf.Friedhof>> было несколько:

1. Шталаг IIД был эвакуирован в целом, не было поэтому свидетелей, которые могли лично указать расположение кладбища.

2. Замена населения на этой территории, тот же эффект

3. Приказ №: 270 Ставки Верховного ГКО подписанный Председателем ГКО И. В. Сталиным с 16.08.1941г . который говорил:

Командиров и политработников, во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу, считать злостными дезертирами, семьи которых подлежат аресту как семьи нарушивших присягу и предавших свою Родину дезертиров” и далее:

если часть находится в окружении, драться до последней возможности, чтобы пробиться к своим, и если такой начальник или часть красноармейцев вместо организации отпора врагу предпочтут сдаться в плен, – уничтожать их всеми средствами, как наземными, так и воздушными, а семьи „злостных дезертиров” сдавшихся в плен красноармейцев лишать государственного пособия и помощи”.

Надо тоже помнить что И.В.Сталин 7 ноября 1941г, сказал ясно, что: „Нет советских военнопленных, есть только предатели”.

4. Этот район всегда был военной территорией. Владела им Реихсвехра, Вермахт, Красная Армия и Войско Польское. Поэтому очевидно, что вход в него был затруднён, или даже невозможен.

Послевоенный период и современность – попытки локализации

После 1947 года больницы Советской Армии (с апреля 1945 года – 40 ПЕП 14 МЕП СГВ12) покинули территорию Шталага IIД. Район, в котором находился „Neuen Kriegsgefangenenfriedhof” был включен в гарнизонный полигон „Куново”.

В послевоенной литературе предметa была попытка определить положение, хотя бы примерное этого кладбища, используя также из показаний бывших военнопленных этого лагеря. Предлагаемые локации были в основном довольно расплывчатыми. Показания, поданные через польских военнопленных Шталаг IIД перед Ежим Остжыжком(Окружная Комиссия по Расследованию Гитлеровских Преступлений отдел – Щецин) определяют направление вывоза трупов так: „В 1942 и 1943 году советские пленные увозили повозками с территории лагеря умерших своих товарищей тяжелой участии, перевозя их нынешней ул. Щецинской на место захоронения в поле, за пределами лагеря, около деревни Липки13. На мой взгляд, использование для перевозки трупов ул.Щецинской следует полностью исключить. Для этих целей служила альтернативная и параллельная ей полевая дорога, ведущая непосредственно на Новое Военное Кладбище. Определение места захоронения на „полях” возле „села”, не имеет никакого рационального обоснования. Достаточно большая была зона гарнизонного полигона, чтобы разместить на нём, не слишком бросается в глаза, Военное Кладбище. Такое и было сделано.

В своих мемуарах Пирогов Андрей14 устанавливает: „Прямо за забором лагеря, буквально в двадцати метрах от бараков, хоронили умерших. Советских военнопленных хоронили в братских могилах. Рыли глубокий ров, укладывали трупы в кучу, друг на друга и посыпают известью. Потом укладывали второй слой, третий, а сверху снова посыпают известью и завалялись землей”. Указанное расстояние кладбища от ограждения не может быть правильное по причинам, так санитарным, слишком близко к лагерю, как и соседства оживлённой ул. Щецинской (Stettinerstrasse).

У других авторов, как указывается местоположение этого кладбища были уже известные „поля около деревни Липки15. До 1996 года, когда часть гарнизонного полигона наряду местом, где, по-моему, находился „Neuen Kriegsgefangenenfriedhof” былo переданo, как земельный участок № 123/3 для Агентства Военного Имущества, Региональное Отделение Щецин (далее АВО РО Щецин) по назначению на продажу под жилищное строительство и услуги, вход сюда был запрещён. Никто, никогда, никаких исследований и поисков на этой территории не делал. В годах 2013/2014 проверил я в ОБД Мемориал примерно 9 тысячи персональных карт. Это помогло мне сузить область своих поисков до границ тогдашнего гарнизонного полигона – Exerzierplatz. Однако, это информация, от неоцененного Олега Краснополоьского, который сказал, что: „телегу с телами умерших , тащили до северных ворот лагеря (от ул. Щецинской фото 10), затем ехали влево (напр. д.Липник), где примерно в 250-300м от ворот Шталага, вероятно находилась братская могила” это было почти точнoе расположение этого кладбища.

В своих коллекциях я имел копию авиационной фотографии Шталага IIД и зоны вокруг него, выполненной 13.06.1944 года, которую я закупил в 2008 году из Национального Архива в Кев-Велико Британия16 (фот. 11). После тщательного анализа авиационного фото, записов персональных карт из OBD Мемориал и, конечно, этого, что сказал уважаемый Олег, я пришёл к выводу, что Neuen Kriegsgefangenenfriedhof находился примерно в 450м в западном направлении, от северных ворот лагера (эскиз № 1). В приближении этой местности на фрагменте авиационного фото, без особых проблем можно разглядеть очертания Военного Кладбища и места захоронений. Эта местность в настоящее время имеет почти неизменные контур, древостой, и дорогу. (фото 12). Я сделал разведку этой территории, связанной с выполнением фотографий. Это позволило мне убедить себя в том, что это правильный район. Конечно, ясным делом есть, что управляющим фактором были бы здесь поисковые работы на площади, котоpыe я указал.

При проверке персональных карт, одновременно, я сделал именной список умерших советских военнопленных, похороненных на этом кладбище. Здесь, я должен отметить, что если кто-то думает, что немцы имели порядок в документации, то он сильно ошибается. Сколько писателей, столько и версий записи в картах. Есть записи неаккуратные и неполные. Конечно, во многих случаях это были намеренные действия, направленные на то, чтобы скрыть реальное количество погибших. Из сделанного, через меня, составления следует, что в данный момент похороненных на кладбище есть около 2,6 тысячей человек. Это число может измениться. Скорее всего, на больше. Здесь следует иметь в виду тот факт, что в персональных картах около ста советских военнопленных, которые умерли в Шталаг IIД, не указано места захоронения. Не исключено, что территория этого кладбища могла быть местом более ранних захоронений военнопленных других национальностей, проживающих в Шталаг IIД.

Офисы – то есть, как определить, что находится в земле не вставая из-за стола.

О том, что мне удалось установить, я решил сообщить, как мне казалось, адекватным и ответственным учреждениям. В день 30.06.2014 года я направил в Совет Охраны Памяти Борьбы и Мученичества в Варшаве, (далее Совет ОПБиМ) запрос о том, известно ли им место захоронения советских военнопленных Шталага IIД и расположение Нового Военного Кладбища. В случае как бы ничего об этом факте не знали, я объявил им, открыть доступ к такой информации. 9 июля 2014r17 Совет ОПБиМ попросил меня о предоставление в/в документации, что также в день 14.07.2014 года я сделал. 18.07.2014r я ещё раз отправил своё письмо в Совет ОПБиМ, дополнительное новыми документами, которые в то же время у меня появились. Также 18.07.2014 года я отправил письма-уведомления в Западно-Поморское Воеводское Управление в Щецине, Отдел Гражданских Дел и Иностранцев (далее ЗВУ Щецин) непосредственно на руки человека, который такими делами занимается. И тут наступила долгая, четырехмесячная тишина, как будто для ЗВУ Щецин Административный Кодекс вообще не существовал. В день 07.08.2014 года я отправил соответствующую документацию в Мемориальный Отдел МОРФ при Посольстве РФ в Варшаве. Документацию эту я дополнил ещё в следующем письме, датированном на 19.08.2014 года. К сожалению, не получил я никакого ответа. Жаль, но оставляю этот факт без комментариев. 18 августа 2014 я обратился к Совету ОПБиМ с запросом о состоянии дела Нового Военного Кладбища („Neuen Kriegsgefangenenfriedhof). Из ответа, который я получил 27.08.201418 следует, что мои письма есть „предметом анализа” а также что „проведение поисковых работ ,имеющих указать реальность моих предположений предпринимает соответствующий местности Воевода”.

После прохода четыре месяцев (!) 25.11.2014r я направил запрос в ЗВУ Щецин о предоставлении мне информации о мерах принятых в связи с моим письмом c 18.07.2014.

В день 05.12.201419 я получил ответ, в котором в приложении были ксерокопии переписки, между ЗВУ Щецин а Госархивом в Щецине, Региональным Советом Польского Красного Креста в Щецине, АВИ Щецин, ИПН(Институт Национальной Памяти) – отдел Щецин и ПИНБ (Районный Инспекторат Строительного Надзора) в Старгарде, в этом же деле.

Все выше указанные учреждения в своих ответах в ЗВУ Щецин, коллективно заявляют, что по делу Нового Военного Кладбища в Старгарде им ничего неизвестно.

В день 27.11.2014 года я получил информацию20 из Советa ОПБиМ что „не есть в настоящее время основания для подтверждения, что на указанном вами месте покоятся останки военнопленных. Я хотел бы добавить, что объяснение, полученную от ЗВУ Щецин не содержит информации, которая подтверждает нахождение каких-либо останков на указанном земельном участке”.

Содержание письма от 27.11.2014 Совета ОПБиМ было основано на тезисе, который был в письме-информации представленное через ЗВУ Щецин, Совету ОПБиМ 14.11.201421, в котором указано следующее: „В результате поведения было установлено, что указанный земельный участок, расположенный возле магазина Тесцо обозначенный номером 123/3 и находится в владению АВИ Щецин. Эта институция сообщила, что никакие проводимые до сих пор земляные работы, на указанном участке не выявили человеческих останков”, и что „из документации, переданной через ИПН Филиал Щецин следует, что военнопленные из Шталага были погребены на кладбищах в Старгарде Щецинским (ныне Старгард). Там находятся расплывчатые записи, что пленные были погребены в могилах за пределами лагеря без подробного указания места захоронения”. Ну, здесь я должен написать, что я был поражен „тщательностям” в подходе к делу, но прежде всего „любознательностью” чиновника ЗВУ Щецин. Однoм, по существу, сомнительного качества письмом, закрыто дело Neuen Kriegsgefangenenfriedhof, быть может, забирая шансы на объяснение его судьбы и людей там похороненных. Информация, кто владеет участком № 123/3, содержится в моих письмах и их приложениях, для всех уведомленных через мне институции.

Утверждение, что „военнопленные были погребены в могилах за пределами лагеря” это общедоступная информация в литературе темы.

Упомнятая в этом письме информация с ИПН Щецин, не относится прямо к захоронений советских военнопленных, а захоронений военнопленных Шталага IIД вообще. Для выяснения вопроса о сделанных якобы земляных работ я направил в день 09.12.2014г. заявление директору АВИ Щецин с просьбой предоставить „документы, подтверждающие выполнение каких-либо земляных работ на выделенной площади участка 123/3”. Точно при этом определяя области, где, по-моему, было расположено Новое Военное Кладбище, чего не сделал чиновник из ЗВУ Щецин, который спрашивал о всю территорию 11,5 га земельного участка.

В ответ, который я получил 23.12.2014г22, директор АВИ Щецин Господин С. Рутковский заявил, что „с 1996 года с момента погашения прочного правления МОН и передачи недвижимости во владение АВИ Щецин местный отдел АВИ не поручил проведения никаких земляных работ на недвижимости”. О каких тогда земляных работах, имеющих раскрыть человеческие останки, говорится в письме ЗВУ Щецин?

Запросы, отправленные ЗВУ Щецин в гражданские учреждения, которых ответы стали основой для формулировки письма-информации для Совета ОПБиМ могли быть нанесены только „к проформе”. Эти учреждения не могли и не должны обладать какой-либо документацией, связанной с военной территорией. Такая территория является полностью извлечена из-под юрисдикции гражданских учреждений, нельзя на него было создавать карт, эскизов, проектно-сметной документации, геодезического и т. д. Могли это делать только избранные учреждения, а возникшие в результате того документы были регистрированные по крайней мере, на „конфиденциально” и не были направлены в гражданские архивы. Для посторонних людей такая территория была недоступна. Откуда же у этих учреждений имели быть знания об этом пространстве? В нормальной стране такие вещи делаются путём проведения поисковых работ, потому что только они могут подтвердить или исключить, что это правильное место.

В документах и отчётах этого периода нет никаких упоминаний об эксгумации, проведённой на этой территории. Поэтому следует принять, что похоронены в этом месте по-прежнему здесь покоятся. Но на самом деле, ответ на этот вопрос лежит в земле. 25.01.2015г, по этому делу, я сообщил тоже ИПН – отдел Щецин. Ответа по сей день не получил. Единственным учреждением, которое в этом деле что-то хотело сделать, был Отечественный отдел Совета ОПБиМ. Я не хочу здесь думать, что причиной такого положения дел есть политический контекст, или есть он следствием инерции в решениях наших чиновников. Сам настаивал бы я на это другое. Красная Армия была многонациональной aрмией, на этом кладбище покоятся граждане одной страны, но не одного народа. Можно здесь найти как и pоссиян, так и белорусов, yкраинцев, грузинов, татаров, казахов, ну и конечно поляков, граждан Второй Речпоспольитой (II РП) с территориями присоединенными в СССР в 1939 г. Они не имели никакой возможности выбора формы и знамени, под которыми придёт им умирать. Я считаю, что как гражданин и человек, в этом деле, я сделал всё, что было можно.

Хотелось бы здесь спросить: и что дальше? Только, нет у кого. Некому восстановить историю ещё одного отсутствующего фрагмента. Некому восстановить имена людей, там похороненных. Потому что, наверное, никто не сомневается, что это были люди. Такие же самые, как и мы. Ничего не делая, делaли всё, чтобы память об этих людях пропала. Умерли, замученные, похороненные на Neuen Kriegsgefangenenfriedhof, должны дальше ждать, на выяснение их судьбы.

Ярослав Томчак

Старгард 2015г

История Нового Военного Кладбища продолжается

Но, я не перестал работать над этим, чтобы в местe, которoе я указал, были проведённые поисковые работы, чтобы проверить всё, что я про Новоe Военноe Кладбищe написал.

Это было очень тяжелoе занятие, никто не хотел мне в этом деле помочь. Надо здесь сказать, что Мемориальный Отдел МОРФ тоже не был заинтересован в этом вопросе вплоть до 2016 г. Для чиновников важнee был документ, как человек. Я просил, писал и звонил кому только было можно. Через два года так воевал. Помогли хорошие люди, друзья и доброжелательность Агентства Военного Имущества – отдел Щецин. АВИ – отдел Щецин далo деньги на это чтобы можно было привести в исполнение поисковые работы на этом участкe, где, по моему, былa территория Нового Военного Кладбища. Исполнителем поисковых работ была фирма БРОСС из Щецина. Утром 03.09.2016г в 8.10 часа, приехал экскаватор и начались земляные работы. У меня, как раньше писал, были авиационные фотографии этой территории из 1944г, которые я увеличил, чтобы лучше было видeть зону кладбища. На основании этого фото я указал оператору экскаватора место деятельности первого опроса. Оказалось, что на этой территории, кроме кустарника сразу под землей есть старый мусор. Но первый опрос не дал результатов. Тоже самое было при второй и третьей попытке. Я придумал, чтобы экскаватор копал в южно-западном направлении и перекопал на сквозь территории кладбища. Заметил, что я плохо держил авиационные фото, легко обратил ее под небольшом углом и обозначил новое место, где должно быть восточное начало кладбища. Там начал копать экскаватор. Это была четвёртая попытка. После удаления мусора, на глубине около 1,2 м найдены были первые человеческие останки, былo 10.12 часа. После ручного удаления оставшихся слоев земли, появились контуры захоронения расположенных в рядах. При одном из скелетов, друзья нашли лагерный жетон с номером 11558. Сразу на месте он был идентифицированный на основе базы данных ОБД Мемориал, это был военнопленный Золотарёв Герасим Степанович умерший 30.09.1943г. Его внучка Золотарёва Ольга Алексеевна, уже знает, где покоятся останки дедушки. После проверки и учёта территории Нового Военного Кладбища в 17.10 часа наступил конец поисковых работ на этой территории. Никто мне не верил, в это, что я говорил и писал. Два года я воевал, чтобы доказать, что в местe котоpoе я указал находится Новое Военное Кладбище „Неуен Криегсгефангененфриедгоф” Шталаг IIД Cтаргард. Оказалось, что я был прав. Всё, что я описал – это была правда.

На день 14.09.2016г я согласовал визит представителя МОРФ при Посольстве Российской Федерации в Польши уважаемого Алексея Фомичёва, для того, чтобы сам своими глазами осмотрел территории Нового Военного Кладбища. На месте ожидали его представители Отдела Культуры Городского Управления Старгарда, представитель Агентства Военного Имущества – Отд. Щецин, представитель фирмы БРОСС, которая выполняла поисковые работы, и я. На местe мы обсудили господину Фомичёву, где он находится, а также рассказали краткую историческую справку про Шталаг IIД и Новоe Военноe Кладбищe.

После осмотра, господин Фомичёв сказал, что был уже в польском Министерстве Культуры и разговаривал с директором Паулиной Флорянович про обычныe делa по этому кладбищу. На этом был конец встречи.

Я думал, что это конец проблемы дела Неуен Криегсгефангененфриедгоф и теперь уже будет всё шло как надо. К сожалению, я ошибался. Оказалось, что есть большая проблема в определении того, которoе управление должно заняться этим делом. И так, с момента, когда были проведены поисковые работы продолжается обмен письмами между управлениями по этому вопросу. Записи Закона с дня 28.03.1933г о могилах и военных кладбищах, ясно указывают, что Военного Кладбища не можно переносить ни ликвидировать. Такую позицию представляет собой ИПН в Варшаве, который ясно сказал, чтобы Неуен Криегсгефангененфриедгоф остался там, где он сейчас. Это полностью согласно с Законом c 28.03.1933. Другие управления до сих пор не заняли однозначной позиции по этому вопросу. Хотелось бы спросить: и что теперь? Ну, теперь мне пришлось снова всё дальше писать письма в компетентные органы по этому вопросу, чтобы Новое Военное Кладбище осталось в этом месте, которое занимает с 1941 года.

Не может быть так, что уже 75 лет военнопленные покоятся в кустах и мусоре, а по их могилах ходят люди. Это не в порядке. Родина в течение многих лет считывала их как предателей, а память о них пропала. Это долг перед ними, долг который тоже и Родина должна им oплатить. Надо возвратить людей, которые покоятся на нем, к страницам истории.

Стараюсь, как могу восстановить память о них. Стараюсь, чтобы умершие военнопленные остались здесь, где покоятся с 1941, то есть, на Neuen Kriegsgefangenenfriedhof. Потому, что это есть их кладбище. Это будет справедливо, законно и, просто, по-человечески. Делаю, что могу, но надо помнить о том, что я есть только обычный гражданин.

В настоящее время неизвестно, как закончиться дело Нового Военного Кладбища.

Ярослав Томчак

Старгард 2017г

Сноски и объяснения:

1.военветврач-III ранга – военный ветеринар

2. баланда – суп из брюквы,рыб итд

3. баян – котелок Югославской армии по отношении к его емкости был он одним из самых желательных предметов через советских военнопленных.

4. пайка – паёк кусок хлеба

5. капут коммандобольные военнопленные которые не подавали надежды на выздоровление

6. колодки- деревянные башмаки – лапоть

7. доходяга – крайне истощен военнопленный, кандидат на умершего

8. бирка – идентификационный жетон

9. данные из OBD Мемориал, полученные из анализа персональных карточек военнопленных

10. ХППГ-Хирургический Полевой Подвижный Госпиталь

10a.ИГ Инфекционный Госпиталь

11.ПЭП- Полевой Евакуационный Пункт (Армейский)

12. МЭП – Местный Эвакуационный Пункт- СГВ – Северная Группа Войск

13. Ежи Остжижек „Лагер военнопленных шталаг 2Д в Старгарде Щецинском”. Przegląd Zachodniopomorski. Tom XVI.3/1972r.s.131

14. Andriej Pirogow „Międzynarodówka Straceńców ”KiW 1972.s.137.-заглавие оригинала „Этого забыть нельзя” Андрей Пирогов. Одесса 1961

15.например:G.Bojar-FijałkowskiLosy jeńców wojennych na Pomorzu Zachodnim i w Meklemburgii 1939-1945.Warszawa 1979.s.161

16. National Archives w Kew, Richmond Surrey TW9 4DU UK. Dok.AIR34/636. дата покупки май.2008r. http://www.nationalarchives.gov.uk/

17. письмо но. R-IV/091-2/PB/2676/2014, из архива автора

18. письмо но. R-IV/091-4/PB/3362/2014, из архива автора

19. письмо но. SO-1.1331.2.2014.LJ, из архива автора

20. письмо но. R-IV/091-6/PB/4855/2014, из архива автора

21. письмо но. SO-1.5230.24.2014.LJ, из архива автора

22. письмо но. OSN.074.18.2014, из архива автора

Литература:

1. Andrej Pirogow „Międzynarodówka Straceńców” KiW 1972.s.137-заглавие оригинала „Этого забыть нельзя” Андрей Пирогов. Одесса 1961

2. Ежи Остжижек „Лагер военнопленных шталаг 2Д в Старгарде Щецинском”. Przegląd Zachodniopomorski. Tom XVI.3/1972r.s.131

3.G.Bojar-FijałkowskiLosy jeńców wojennych na Pomorzu Zachodnim i w Meklemburgii 1939-1945”.Warszawa 1979.str.161

4. ОБД Мемориал http://www.obd-memorial.ru/html/index.html

5. Переписка 2009-2013г из святой памяти Олегом Марута Сукало-Краснопольским-из архива автора

Олег Марута – Сукало Краснопольский 15.10.1914 -12.12.2013r в США

В Советской Армии с 1940 года, 490 ГАП (Гаубичный Артиллерийский Полк) 143 СД (Стрелковая Дивизия),должность военный ветеринар (Военветврач III ранга).В плен попал уже в первые дни немецкого вторжения на Советский Союз в районе местности Новые Белице.Пленный Шталага IID и других лагеров для военнопленных.

Neuen Neuen Kriegsgefangenenfriedhof- Kgf.Friedhof – обменные наименования

Фотографии:

Фотографии.1,2,3,4,5,6,7,9 ,10 и разрез но.-1- из архива автора

Фотография но. 8 Персональкарте ОБД Мемориал. дата доступа:06.07.2015r

Фотография но. 11 National Archives Kew.UK. dok.AIR34/636. дата покупки май. 2008г

Фотография но.12 Кусок мапы из Гуугл Еартх. дата доступа: 03.07.2015r

Эскизы:

эскиз ориентировочный – собственноручный, определения местоположения Neuen Kriegsgefangenefriedhof Stalag IID Stargard/Pomm

Ярослав Томчак

Старгард

ВНИМАНИЕ!
Все права защищены
Перепечатка, копирование, воспроизведение без разрешения автора запрещено.

Hits: 74

Podziel się ze znajomymi kontentem tej strony!
  • 24
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    24
    Shares